22:44 

Пост недели. 11.07-17.07

Durarashechka-san
[М~макияаа~аж! Макияж. Макияж!(с)]
Ой...ой! Ой! Все шишки на меня! Не надобно!
А пока негодная тварь Маиру потирает ушибленные места, вот наши милые-родные за неделю, любите и не жалуйтесь(с) :

Самый вдумчивый пост.
Как то ни странно, но оказался у нас тут в победителях Shizuo Heiwajima. Вот оно - воочию:

"Интересно, можно ли прожечь взглядом дыру?" думал Хейваджима, делая очередной глоток сладкого виски. Он давно уловил пристальное внимание одной особы, которая наблюдала за ним с тех пор, как мужчина только вошёл в бар. Каждый раз ему хотелось обернуться и прекратить эту игру взглядами, но что-то снова тормозило его. То ли присутствие Вороны, то ли недавно увиденный плакат с братом…
Услышав очередное упоминание об этом неприятном событии, блондин резко и крепко сжал стакан в руке. В ту же секунду стекло не выдержало и по нему поползли трещины. Мужчина и сам удивился. Обычно подобное бывало, когда до его слуха долетало имя Орихары. Но, видимо, сегодня он был так раздражён и расстроен, что реагировал на всё подобным образом. К тому же расслабляющая обстановка бара, полумрак, окружающий стойку, странным образом давили на сознание. Хейваджима понял, что его гложет ревность. Да, глупо…Да, по-детски. Но что делать? Шизуо действительно был ребёнком глубоко в душе, и временами этот ребёнок вырывался наружу. Обычно, когда детей что-то не устраивает, они плачут и жалуются, барабанят ногами по полу и заливаются в истерике. Но Хейваджима был странным "ребёнком" - его лицо либо застывало в неподвижной маске, либо наоборот – искрилось сразу всеми эмоциями. Шизуо был человек крайностей. Но сегодня, его лицо и тело не сошлись во мнениях – рука крепко сжимала бокал, а на морде застыло одно выражение некой безразличной задумчивости. Вот и пойми его теперь – бесится он или ему всё равно?
Блондин внимательно взглянул на Ворону (в который раз за этот вечер). С одной стороны, он мог бы рассказать ей о том, что его печалит, так сказать выговориться. К тому же его напарница уже давно не была чужой, и он мог бы вполне ей довериться. Но, с другой стороны, блондинка оставалась для Хейваджимы объектом восьмидесяти процентной загадочности. Шизуо её практически не знал. Более того, он давно заметил её странный интерес к нему..то как девушка смотрит на него, словно изучает, он тоже находил подозрительным. Ворона была из тех людей, которые представляли собой чуть ли не самую наибольшую опасность – они слушают, думают и молчат. Хотя, силач мог бы отнести к этому виду и себя самого…
"Иногда становится не по себе, от того, что доверяешь только себе…" - он чуть не сказал эту фразу вслух. Корпус тела Хейваджимы слегка повернулся к Вороне, что могло означать лишь одно –он вполне настроен на разговор по душам. Спешить было некуда, остановка была..ну почти подходящая. Только блондин хотел открыть рот, как та самая, сверлящая его взглядом, словно тень выплыла из-за угла бара и приблизилась к парочке. Не обращая никакого внимания на то, что мужчина вроде как занят другой дамой, она встала прямо между стульями Вороны и Хейваджимы, естественно к Шизуо она встала лицом…
Женщина облокотилась локтём на стойку, будто подчёркивая глубину своего декольте. Сделав нарочито томный взгляд, она заговорила не менее томным, даже соблазняющим голосом
-Смотрю, знаменитый на всю округу силач скучает? – она бросила косой взгляд в сторону блондинки, явно провоцируя Ворону на агрессию.


Самый мозговыносящий пост.
Daliya Pain, поздравляем, это честнейшим образом заслуженная победа!~
Да!!! Девушка внутренне ликовала, слушая звенящий от гнева голос своей новой знакомой. Это было то, чего она так долго ждала. Она еле сдерживала себя, чтобы не схватить камеру и не начать снимать. Угрожающие нотки не пугали ее, а скорее возбуждали. Вернее пробуждали в ней жажду быстрее схватить эти эмоции в свой объектив и запечатлеть. Слова о том, что ее камера может быть утоплена, вывели Далию из этой эйфории. Она никогда не позволяла трогать самое драгоценное, что имела. Мысленно выругавшись, она лениво приоткрыла один глаз и посмотрела на искаженное гневом лицо блондинки, которая стояла над Пэйн. Прибью, только тронь. Проскользнула мрачная мысль.
Краем глаза девушка заметила, что вокруг них уже начали толпиться зеваки. Зрителей она ненавидела еще больше, чем тех, кто посягал на ее вещи. Стиснув зубы, Дэли шумно втянула воздух, мысленно сосчитала до десяти, дабы успокоиться, а после тихо произнесла, холодно посмотрев на свою собеседницу:
- Камеру не трогай, - она уже смотрела в оба глаза. Если бы взгляд мог убивать, то блондинка давно лежала бы мертвая у ее ног. Медленно и не торопливо, словно ее это не касалось, Далия села и взяла из сумки сигареты и прикурила одну. Она не боялась, ее гнев бушевал внутри с такой силой, что девушка готова была разорвать всех и вся, вот только желания на подобные деяния не было.
Неожиданно об ее ноги, во всей дури, ударился волейбольный мяч, а спустя несколько минут к ним подбежали парочка девушек, аля Барби. Мрачно посмотрев на объект их внимания, а именно на мяч, который сейчас лежал возле бедра Пэйн, фотограф потушила сигарету, которую так и не успела нормально покурить, о кожаную и цветастую поверхность спортивного инвентаря. Девушки громко закричали:
- Что вы делаете!!! Да мы вас... - Дэли не дала им договорить. Вытащив из своей сумочки маникюрные ножницы, она со всей силы воткнула их в мяч и тихо зарычала, потирая покрасневшую от удара кожу:
- Пошли прочь, сами виноваты, - после этих слов она швырнула сдувшийся шар в их сторону и вернула ножнички на место. Девчонки стояли разинув рты. Одна из них зарыдала, другие лишь проворчали что-то типа: " Психованная дура ", после чего они удалились.
Все еще потирая расплывающееся красное пятно на своем бедре, Далия, стиснув зубы, посмотрела на блондинку, которая совсем недавно грозилась утопить ее камеру.
- Тронешь фотоаппарат, прибью, - мрачно произнесла Пэйн и принялась рыться в своей сумке в поисках чего-нибудь, что уменьшило бы боль и жжение.


Самый прекрасный пост.
И Mikado Ryugamine по праву отвоевал себе здесь местечко~
..Холодные пальцы самого обыкновенного, самого брутального страха, схватили за горло. Воздуха стало не хватать, перед глазами поплыли цветные и монохромные круги. Хотя, впрочем, "холодный" - неверное определение. Обычно так и говорят, но ведь это обычно. Бросало в дрожь, да, но не от холода, а он жара, бесконечного, выжигающего изнутри. Дыхание сбивалось, будто Солнце приблизилось вплотную и желало испепелить. Но почему-то отрезвляющая обстановка не давала забыться окончательно. Люди, снующие туда-сюда, отвлекали от упаднических мыслей. Было хоть и неуютно, но не более того. Почему-то именно в этот момент, ничего пугающего не было - хотя только что, казалось мир готов обрушиться, забирая тебя вместе с ним...
Микадо то нервно теребил воротник, то замирал, не в силах пошевелиться. Сейчас, когда Масаоми не было, и на него нельзя было больше надеяться, пришел страх. На самом деле, хотелось выть и кричать, рвать волосы и... все в подобном духе. Было плохо, очень плохо. Понимание пришло не сразу. Сначала Микадо был рад за друга, надеясь, что тот счастлив. Рюгамине не знал ничего о том, кого долгое время звал лучшим другом, но тогда, в первые дни, это казалось неважным. Неделями Микадо был почти счастлив. Он проводил свободное время, молча гуляя с Анри или встречаясь с Кариавой и Юмасаки, с которыми успел сблизиться. Казалось, наконец пришел мир, и идиллия могла бы казаться полной, но...
Пустота, возникшая без Масаоми, сводила с ума. Прошло какое-то время после последней встречи Микадо с лучшим другом, а вестей не было, если не считать коротких весточек в чате. Но этого было мало, катастрофически мало! Микадо готов был отдать многое, очень многое, лишь бы вернуть прежнюю, тихую и простую жизнь, когда тишина наступала только если Масаоми ел мороженое или сбегал ненадолго "кадрить цыпочек". А теперь... Микадо не знал, почему Масаоми натравил на Долларов Желтых Платков. Микадо не знал, куда и почему уехал Масаоми. Микадо не знал, а незнание бесило. Полгода назад, информатор сказал ему, что нужно продолжать развиваться. И как это прикажете понимать? Тогда Микадо взял это на заметку, не более. Сейчас - наверное наконец-то понял, что имелось в виду, но...
Эти чертовы "но", они сводят с ума и убивают подобно медленному яду. У Микадо на руках не было никакой информации, и он не знал, где ее можно достать. "Не у Орихары Изаи же спрашивать", как сказала когда-то Карисава.
Вот он, Микадо, сидит в кафе со своей девушкой. Что еще для счастья надо?
Да все.
Первой тишину нарушила Анри.
Бллагодарность. В ответ на недоумевающий взгляд - пояснение. Ах да, точно. Можно было понять.
Ответ. Нужно было ответить.
- Сонохара-сан, я... я рад, что ты не пострадала, - с запинкой выдавил из себя Микадо. Она знает - это упрощает задачу. Знанию это свойственно. - Я бы... не простил себе этого!
На этот раз - с некоторым вызовом, уже немного увереннее. Микадо действительно не простил бы себе, если с Анри что-то сличилось. Доллары не должны причинять боль.


За сим вынуждена откланяться. До следующей недели~

@темы: пост недели

URL
   

Дюрарашечка-сан~

главная